Редкий элемент

Роль синодиков в Русской Православной Церкви значительна. Веками в народном обиходе синодики были незаменимыми книгами. Для Церкви они были важным средством объединения живых и почивших членов каждой церковной общины.

В раннехристианские времена поминальные записки назывались диптихами и состояли из двух сложенных дощечек, на которых с внутренней стороны писали имена для поминовения. Дощечки чаще всего были папирусные, деревянные или пергаментные, но встречались и сделанные из камня или из слоновой кости, реже – серебряные или золотые. Имена вносились по мере вступления людей в Церковь и по случаю доброй кончины христиан. С распространением христианства чести быть записанными в диптихах кроме членов своей общины стали удостаиваться совершившие великие дела, в то время как быть вычеркнутым из поминовения почиталось за несчастье. Во все диптихи стали постепенно вводить имена святых мучеников, святителей и императоров с обозначением дней их кончины, что придавало диптихам характер святцев или календарей.

synodik-xvi-v 
 Синодик XVI век

Когда христианство в Византии облеклось в полноту церковных обрядов, диптихи получили дальнейшее развитие. Большинство диптихов стали составляться в монастырях и дополняться нравоучительными иллюстрированными проповедями. Книги, объединившие в себе помянники умерших, назидательные поучения и справочно-календарные сведения получили название синодиков.

Распространению синодиков способствовала служба Торжества Православия, на которой поминались исторические лица, составившие славу и гордость первого христианского царства. Это особенное назначение синодиков нашло сильный отзыв в России в период самоутверждения Московского государства как христианского царства в XVI-XVII веках (Москва – Третий Рим, Четвертому не быти). «Церковь сохраняет вечную память о заслугах, оказанных Отечеству подвижниками. Чтение синодика было прославлением славных подвигов лиц, до смерти послуживших Отечеству и Церкви» (Профессор протоиерей Горчаков, в кн.: Георгиевский Г.П. Праздничные службы и церковные торжества в Старой Москве, с. 34-35).

Развернутое историческое содержание синодиков оказало большое влияние на становление монастырских богослужений. Если первые диптихи содержали перечень почивших членов христианской общины, который зачитывался перед совершением Святой Трапезы, то литургическое священнодейство в монастырях заканчивалось общим поминовением и всех усопших настоятелей и братии, и царей и князей, и патриархов и митрополитов.

Церковный историк Н.В.Покровский отмечал, что «Синодик составляет произведение русское, предназначенное для народа, а потому справедливо признаваемое русскою народною книгою» (Синодик Колясниковской церкви, СПб, 1899, т.2, с.1).

В синодике Двинского Михаило-Архангельского монастыря говорится: «Егда великий и благочестивый царь и князь Владимир благоразумно сподобися и прият крещение от патриарха Фотия в лето 888 и приведе с собою из грек перваго митрополита Леона и с ним четыре епископа. И крести митрополит Леон и епископы всю землю русскую ... и принесоша книги сия душеспасительны и душеполезны – синодики».

«Основанием к распространению синодиков в русской Церкви была глубокая вера в силу церковных поминовений... У нас был особый приказ, заведовавший делами поминовения, и на средства, получавшиеся за поминовение, основывались и содержались тысячи монастырей. Назидательная часть синодиков была развита именно в монастырях как занимательные и достойные книги для народа» (Епископ Никанор. Синодик Двинского Михаило-Архангельского монастыря, с.5).

Синодики были заведены не только при монастырях, но и при приходских, и домовых церквах. Они были неотъемлемой принадлежностью богослужений в каждом храме и поэтому обязательно находились в церкви, а в свободное от службы время были доступны любому прихожанину. Хотя бы несколько раз в год прихожанин обращался к синодику за помощью в поминовениях родных. Синодики постоянно пополнялись справочной и пояснительной информацией. Проповеди благочестивого образа жизни, иллюстрированные сказания, календарные сведения о поминовениях христиан превратили синодик в любимую книгу русского народа.

Почти все синодики XVII века содержат главу:

«В лето 7056-е, июня в 21 день, на память святаго мученика Иулиана Тарсянина, благоверный и христолюбивый Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Русии, по благословению отца и богомолца Макария, митрополита Московского и всея Русии, уставил общую память творити благоверным царем и князем и боляром и христолюбивому воинству и священническому и иноческому чину и всем православным христианом, от иноплеменных на бранех и на всех побоищех избиенных, и в плен сведеных, и гладом и жаждою и мором, и наготою и мразом, и всяческими нужными смертьми умерших, и во всех пожарех убиенных, и огнем сожженных, скончавшихся и в водах, и всех православных христиан всячески умерших, и повелел по них митрополиту и со всеми соборы пети понахиды и обедни служити в соборной церкви Успения Пречистой Богородицы, да и по всем церквам на Москве, повелел всем священником потому же пети понахиды и обедни служити в соборной церкви и общую милос­тыню повелел давати и корм уставил в большой полате на митрополита и на все соборы. И сию общую память творити во всех православных храмех повелел и в прочая лета поминати и до скончания миру, и повелел ту общую память на Москве написати в соборные книги» (Синодик Колясниковской церкви. СПб, 1896, т.1, с.153)

Царь и Великий Князь Иоанн IV Грозный установил общее поминовение совершать до скончания мира. Со временем, роль синодиков существенно изменилась. Первоначальные русские синодики были составной частью чина Торжества Православия, совершавшегося в главных соборах страны. Помянники Вселенского родословия перечисляли византийских императоров и восточных патриархов постепенно переходя к российским князьям и митро­политам. Тем указывалось, что дело Православной Церкви законно переместилось в Россию. Затем синодики стали полнее отражать историю становления Российской державы, поминая умерших и погибших защитников Отечества.

synodik-xvii-v 
 Синодик XVII век

В конце XVI - начале XVII века, появляется большое число поместных помянников, отражающих происшедшие на местах события. Например, Синодик о Псковском восстании или «Синодик Ермаковым казакам».  Эти синодики состояли только из помянников участников событий и были еще обязательной частью чина Православия. В то же время большинство монастырей заводит отдельные монастырские синодики, уже не связанные с чином Православия. Помянники Вселенского родословия в них приобретают скромное содержание, зато поминается братия и жертвователи обителей. В XVII веке синодики имеются в каждой приходской церкви, где они окончательно становятся «народными книгами».

В русском народе всегда сохранялось глубокое убеждение, что синодик есть образ книги жизни, в которую Господь Иисус Христос впишет на Страшном суде имена спасенных душ: «Сия книги спасительныя и душеполезны, суть в них же написашася имена хотящей душам своим спасения и помощи. В страшный и великий день грознаго и трепетнаго Христова суда сими книгами избавитися муки вечныя и причестися в лик избранных и угождьших Христу, потрудившихся Бога ради и пострадавших Царствия ради Небеснаго и своего ради спасения». (Синодик-помянник монастыря Иоанна Златоуста в Москве на Большом Посаде, н. XVII в.)

Предисловием синодика служат рассуждения и наставления о поминовении усопших. В них говорится, что сами усопшие уже не могут ходатайствовать о себе перед Богом и поэтому только их родные могут совершить «всякое мертвым творение пособия, еже есть молитвы, жертвы, милостыня и иная благодеяния о оставлении согрешений их», и улучшить их участь до Страшного суда (Епископ Никанор). Кроме молитв об усопших следует подавать записки для принесения о спасении их бескров­ной жертвы на Божественной Литургии. «Егда понахиды и литургии в церкви Божией совершают и за просвирою поминают о отшедших душах, тогда ангели, услышавши, в радости отходят на Небо и тамо написуют имена тех в вечных обителех» (Синодик Никольско-Зарайского монастыря).

Оказание милостыни нищим и юродивым полезно умершим, поскольку молитва блаженных о скончавшихся особо действенна. Вдобавок за усопших могут совершаться пост, милостыня, поклоны, странствования и подобное.

Погребения умерших приносят пользу и живым и скончавшимся. Для живых погребение «удаляет смрад и страх», напоминает о неминуемой смерти телесной, свидетельствует, чтобы они веру свою о бессмертии душ и «воскресения мертвых хранили быхом, аще не быхом, содержали живы души быти, в честь оного знаменования свещи возжигаеми бывают». Кроме того, обряд погребения – это последняя возможность выразить любовь усопшим, не доданную им при жизни: «Погребения светлость есть живых утешение» (Епископ Никанор).

Для умерших – «погребение есть честь умершему». В погребении принимают участие многие люди, что весьма полезно усопшему: «Егда мнози последуют, мнози о нем и молитву ко Господу возсылают». Быть погребенным в монастыре очень важно потому, что тела, «яко сосуди честнии не удаляются от домов Божиих». Мощи святых охраняют свои храмы и берегут похороненных при них. Польза усопшим и «егда во храмех святых Божиих угодник или при храмах погребения бывают, тогда их друзи поминающе ея воспоминают и святые угодники Божии, их же имены храмы нарекошася, и тех молитвам и защищению вручают ея».

Поминовения усопших бывают в 3-й, 9-й, 40-й день и в годовщину. «Третины убо совершаются, знаменующе яко усопший в Христа, тридневно из мертвых воскресшего... верова, второе же знаменует, яко преставшиися богословские добродетели, на них же все спасение христианское содержится, даже до конца живота своего цело соблюл есть, си есть» веру, надежду, любовь.

«Девятины же совершаем молитв ради девяти чинов небесных, да душу усопшего со святыми упокоим», то есть чтобы дух усопшего был причислен к девяти чинам Ангельским по благочестивому желанию Церкви.

«Яко убо четыредесять дний поста кийждо, иже его усердно и право постит, есть Богу зело любезно... тако и четыредесять литоргий с молитвами и милостынями душе преставленнаго много помощи подают». (Епископ Никандр)

 Поминовению усопшего посвящается годовой день смерти, так же как отмечается ежегодно и день рождения и день именин, с надеждою, что умерший жив и бессмертен по духу и некогда совершенно обновится, когда Господь воздвигнет самое тело его. (Булгаков С.В. Настольная книга священно-церковно-служителей. ч. 2, с. 1366-1367)

В «Слове об исходе души из тела и о посмертном состоянии человека» преподобного Макария Александрийского объясняется о днях поминовения. Святой Макарий спросил Ангела, сопровождавшего его в пустыне: «Когда отцами предано совершать в церкви приношение Богу за усопшего в третий, девятый и четыредесятый день, то какая из того происходит польза душе преставльшаегося?» Ангел ответствовал: «Бог не попустил ничему быть в Церкви Своей неблагопотребному и бесполезному; но устроил в Церкви Своей небесные и земные таинства, и повелел совершать оные. Ибо когда в третий день бывает в церкви приношение: то душа умершего получает от стрегущего ее Ангела облегчение в скорби, каковую чувствует от разлучения с телом; получает потому, что славословие и приношение в Церкви Божией за нее совершено, от чего в ней рождается благая надежда. Ибо в продолжение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней ангелами, ходить по земле, где хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда около дома, в котором разлучи­лась с телом, иногда около гроба, в котором положено тело; и, таким образом, проводит два дня, как птица ища гнезда себе. А добродетельная душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. В третий же день Тот, Кто воскрес из мертвых, повелевает в подражание Его Воскресению, возне­стись всякой христианской душе на Небеса для поклонения Богу всяческих. Итак, благое Церковь имеет обыкновение совершать в третий день приношение и молитву за душу. После поклонения Богу, повелевается от Него показать душе различные и приятные обители святых и красоту рая. Все сие рассматривает душа шесть дней, удивляясь и прославляя Содетеля всего, Бога. Созерцая же все сие, она изменяется и забывает скорбь, которую имела, будучи в теле. Но если она виновна в грехах, то, при виде наслаждений святых, начинает скорбеть и укорять себя, говоря: «Увы мне! Сколько я осуетилась в том мире! Увлекшись удовлетворением похотей, я провела большую часть жизни в беспечности, и не послужила Богу, как должно, дабы можно было и мне удостоиться сей благодати и славы. Увы мне бедной!» По рассмотрении же в продолжение шести дней, всей радости праведных, она паки возносится ангелами на поклонение Богу. Итак, хорошо делает Церковь, совершая в девятый день службы и приношение за усопшего. После вторичного поклонения, Владыка всех повелевает отвести душу в ад и показать ей находящиеся там места мучений, разные отделения ада, и разнообразные нечестивых мучения, в которых находясь, души грешников непрестанно рыдают и скрежещут зубами. По сим различным местам мук душа носится тридцать дней, трепеща, чтобы и самой не быть осужденной на заключение в оных. В сороковой день опять она возносится на поклонение Богу: и тогда уже Судия определяет приличное ей по ее делам место заключения. Итак, правильно поступает Церковь, делая поминовение в сороковой день о усопших и приявших крещение». (Булгаков, ч.1, с. 46-47)

При совершении панихиды или литии (прошения) в память усопшего ставится на особом столе кутья, по другому именуемая коливо. Так называются сваренные зерна пшеницы, риса или других злаков с сахаром или медом, отчего кутья всегда имеет сладкий и прятный вкус. Значение кутьи, употребляемой и при погребении, и при поминовении умершего, следующее: семена заключают в себе жизнь и, будучи посажены в землю, производят новое растение, соответствующее семени. Как в разложении семени заключается процесс прозябания его, так точно и в разложении тела заключается процесс прозябания ради будущей жизни. Семена, приправляемые сахаром или медом означают веру и надежду живых, что усопшая в благочестии душа наследует сладкую, радостную загробную жизнь. Сахар, мед, употребляемые в кутью, вообще означают, что для православных и благочестивых по всеобщем воскресении наступит сладкая и приятная жизнь. Таким образом, кутья есть видимое выражение уверенности живых в бессмертии почивших, в их воскресении и их блаженной вечной жизни чрез Господа Иисуса Христа, даровавшего Своим верным рабам воскресение и жизнь. (Булгаков, ч.2, с. 1372-1373)

sinodik vkladchikov troice-sergievoy lavrj
 Синодик вкладчиков Троице-Сергиевой лавры

Первая часть синодика также содержала и практические советы на сложные житейские случаи, например, принесет ли пользу почившему бескровная жертва, совершенная «злым иереем»? Полезно ли давать милостыню неправедным? Вредит ли благочестивым совершение «худого», скромного погребения? Со оставлением грехов по пособию живых оставляется ли усопшим грешникам временное наказание?

На эти вопросы давались следующие ответы. Литургия, совершаемая «злым иереем», все равно способствует умершим. А вот милостыня, данная неправедным не полезна, так как «донележе в неправде пребывают, о себе Господа Бога умолити не могут, колми паче о умерших?» Худость погребения не вредит благочестивым, ибо «ничтоже вредит благочестивым, ибо не лишает Царствия небесного». «Егда примиряются Богу грешницы, тогда им со оставлением грехов» не всегда оставляется и вся временная казнь, а учитывается тяжесть их согрешений. (Епископ Никанор) 

Во второй части синодика помещались картины событий священной истории и иллюстрированные поучительные рассказы, например повесть о некоем благочестивом муже. Некий благочестивый муж имел обычай ходить каждодневно в церковь и прилежно молиться там об умерших. Случилось ему попасть к разбойникам; убегая от них, он скрылся в ту церковь. И вот, встали мертвецы, говоря: «Пособим пособствующему нам. И тако их пособием разбойницы утекоша, а муж благочестивый от смерти спасеся». (Епископ Никанор) Частым сюжетом были картинки «Притчи о богатом и убогом Лазаре», из евангельской притчи (Лк. 16,19-26).

В третьей части помещаются помянники патриархов и царей, настоятелей и братии монастыря, княжеских и дворянских родов. Из «Откровения» святого Иоанна Богослова известно, что на Страшном суде люди будут предстоять перед Господом своими родами, потому и синодики содержат поминовения усопших родами (Откр. 7, 4-9).

В XVII-XVIII веках все церкви имели приходской синодик. Впоследствии добрый обычай чтения синодиков начал ослабевать. В XIX – начале XX веков восстановление синодиков и использование их в богослужениях было весьма злободневной темой, обсуждавшейся во всех богословских кругах России. К этой проблеме обращались «Церковные Ведомости» в 1890 и 1907 годах и «Тамбовские епархиальные ведомости» в 1904 году. «Некоторые из священников, внесши на основании метрик в приходской синодик имена усопших прихожан, считают своею обязанностью поминать их, при содействии свободного псаломщика или диакона, на каждой проскомидии, прочитывая из синодика столько имен, сколько позволит время, так чтобы в продолжение года раз или более помянуть всех внесенных в синодик. По сообщению одного из священников, в его приходе с 5-тысячным населением в метриках за 102 года набралось умерших, начиная с 7-летняго возраста, 4744; при скором чтении оказалось возможным за каждой проскомидией помянуть в течение 5 минут 790 имен, а поминовение всех имен закончить в 6 литургий, и при 120 литургиях в году все имена можно помянуть 20 раз в году, если же читать медленнее, то 10 раз. Такие обычаи вполне заслуживают подражания; особенный же долг каждого священника составляет наиболее частое поминовение усопших, им напутствованных и погребенных». (Булгаков, ч.2, с. 1368)

Почти все синодики повторяли друг друга, обращаясь к одному и тому же кругу вопросов, часто встречалось списывание целых разделов из одной книги в другую. Так, упоминавшийся синодик Михаило-Архангельского монастыря многими частями переписан из синодика Антониева-Сийского монастыря, в свою очередь повторявшего синодик одного из московских монастырей. Синодик Троицкой Колесниковской пустыни Костромского уезда заимствован общей частью из сино­дика приходской церкви святителя Николая, в свою очередь списанного с какого-то другого монастырского синодика, составленного «по благословению великого господина и первонастолного отца нашего Святейшего Иова патриарха Московского и всея Руси».

Интересно отметить, что синодик Троицкой Колесниковской пустыни, составленный согласно авторитетному мнению Н.В. Покровского в 1640-1645 годах, повторяет на своем титульном листе упомянутое благословение патриарха Иова, данное в начале века другому синодику.

Не самостоятельный характер этих произведений не снижал их назидательной и исторической ценности. Это были книги о русском народе и для русского народа, вечная память живым об их усопших дальних и ближних родичах.

В 1920-е годы много синодиков монастырей, особенно московских, были безжалостно уничтожены.

Синодики в пору своего расцвета играли литургическую, поучительную, местно-родословную и поминальную роль, содержали большой объем справочной информации. Сейчас очень важно всемерно помогать полноценному духовному возрождению России, а для этого следует заново составить монастырские синодики там, где они оказались утрачены, с использованием лучших текстов старых синодиков и разнообразных исторических материалов с именами императоров и царей Российских, митрополитов и епископов, настоятелей, братии и благотворителей российских монастырей.

По книге: Русский синодик. Помянник Московского Сретенского монастыря. М., 1995 г.

 

Об обычае поминовения усопших

Из предисловия синодика Двинского Михаило-Архангельского монастыря 1690-х годов

Яко во всяком царстве земных доброустроенном гражданстве не точию законами писанными житилие правими бывают, но и доброхвалними обычаи, или преданьми древними, аще в писаниих и не обретаются, подобне и духовнаго царствия, еже есть святая соборная и апостольская Церковь, граждане не точию писаными законами правими бывают, но купно и предании полезными.…

Мы же, православныя Церкви чада, от святых отец приемше то узаконение, еже о преставленных в надежди жизни вечныя молитвы ко Господу возсылати, и пособие душам их милостынею, жертвы безкровныя приношением, и инех добродеяний творение яти потщимся, о оном во предисловии синоднчном свидетелства Ветхаго и Новаго Завета, такожде от писаний богомудрых отец многим трудом собранная, и в общую пользу всем православным пространно показанная читати, яко полезно есть душам преставленных помяновение о них пособие молитвою, милостынею, бескровную жертвою и инеми благотворенми творимое от живущих. Ктомужде читающе познаем, яко то дело поминовение усопших не новое, но древнее, яко и в Ветхом Законе бывшее, и в новой благодати от святых апостол переданное и от святых отец и от всея Церкви храненное и доныне неизменяемое.

 

Наставление из предисловия синодика

Двинского Михаило-Архангельского монастыря 1719 г.

Тщися и ты мертвых души поминати,

Прилежно и Бога о них умоляти,

Постом, молитвою и щедроданием

Милостыни, святых жертв приношением,

Да теми от мытарств их свободиши,

Скоро и к Богу в небо водвориши.

Аще сотвориши о умерших тако,

И Господь тебе за то воздаст всяко

Зде здравством телесе и многолетием,

По смерти радости приобретением,

Точию потщися мертвых поминати,

Писанных имен в книзе сей читати.

 

Правило святых отцов седьмого Собора

Из предисловия синодика

Московского Златоустовского монастыря 1600-х годов

Сий синодик чтется по вся дни, поминают усопших души. Аще кто за души усопших приношение приемлет, а сеноднка сего не прочитает, ни душ усопших не помнает, ни понихинды на литургии не творит за них такови убо сами пред Богом не помиловани будут и гнев Божий на ся воздвигнут. Аще кто поминает души усопших от Бога велику мзду восприимет и вечных благ наслаждение. Аминь.

 

Из предисловия синодика

Троицкой Колесниковской пустыни 1600-х годов

Умысли отшедшим ползу, и воздадим прнсносущное поможение и молитвы, и милостынею, и память твориши святителю над святыми страшными Тайны за еже в вере усопших. Таково сия узаконншася Божия Церкви и от святых Апостол и богоносных Отец предашеся по умершим памяти творити неотложно. Мы же, братие, последуем преданию святых Апостол и богоносных Отец наших и положим попечение о друзех своих, и воспомянем о умерших памятию вечную и вопием о них ко Господу:

 

Молитва о душах грешных

Владыко человеколюбче, Христе Боже наш, пощади души грешныя, избави их, Господи от муки вечныя, и упокой их, Господи, в лоне Авраамове и причти их, Господи, ко избранным Твоим в вечных обителех, и нас грешных, милосердный Спасе, помяни Господи, егда прииндеши во Царствие Свое, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен еси во веки. Аминь.